истории

Почему кризис в Катаре — не в интересах России Арабист Алексей Хлебников — о российской политике в Персидском заливе

Meduza
13:21, 8 июня 2017

Доха

Fadi Al-Assaad / Reuters / Scanpix / LETA

Через день после того, как в Персидском заливе началось обострение вокруг Катара, в западных СМИ начали появляться публикации о роли России в этом кризисе. В частности, связанных с Россией хакеров заподозрили во взломе государственного новостного агентства Катара. Появление на сайте агентства провокационных заявлений главы эмирата об Иране и Израиле стало катализатором нового кризиса — именно после этого Саудовская Аравия, ОАЭ и ряд других стран объявили о разрыве дипотношений с Катаром. По мнению востоковеда Алексея Хлебникова, раздувание кризиса в регионе противоречит интересам России, которой выгодно сотрудничество с обеими сторонами конфликта.

По версии CNN, официальный Вашингтон полагает, что Россия вмешалась в события в Персидском заливе с тем, чтобы внести смуту в ряды союзников США. Однако хакерская атака — не причина нового обострения в регионе, а лишь повод к нему. Основной же причиной — и об этом официально говорят Саудовская Аравия и другие страны, разорвавшие отношения с Катаром — спонсирование Дохой террористических группировок: «Исламского государства», «Аль-Каеды», «Братьев-мусульман» и других. Кроме того, Саудовская Аравия не первый год пытается заставить Катар действовать в русле своих интересов и интересов Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) — прошлый кризис разразился в 2014 году.

Российские интересы в регионе предусматривают развитие отношений как с Саудовской Аравией, так и с Катаром. В последние годы отношения России с обеими странами развивались позитивно, несмотря на разногласия по Сирии и прошлые обиды. Особенно это проявилось в сфере экономического сотрудничества — после того как Запад ввел против России экономические санкции в связи с кризисом на Украине и Крыму. В декабре 2016 года Катарский суверенный фонд (один из крупнейших в мире) участвовал в сделке по покупке 19,5% акций Роснефти, заплатив за них более 2,5 миллиарда долларов, а в январе 2017 года Российский фонд прямых инвестиций заключил с катарским фондом сделку на два миллиарда долларов инвестиций в Россию.

В 2015 году были заключены сделки на инвестирование десяти миллиардов долларов в Россию Саудовской Аравией. Скоро в страну должен приехать саудовский король Салман — такого рода официальные визиты обычно означают, что государства подпишут ряд экономических соглашений.

Именно поэтому дипломатические усилия России в последние дни были направлены на урегулирование конфликта. 5 июня Владимир Путин провел телефонный разговор с президентом Турции Реджепом Эрдоганом, по итогам которого оба призвали страны Персидского залива к диалогу. В тот же день министр иностранных дел Катара позвонил главе МИД России Сергею Лаврову. 6 июня состоялся телефонный разговор Путина с президентом Египта (еще одной страной, разорвавшей дипотношения с Катаром). Наконец, в тот же день состоялся разговор Путина с эмиром Катара Тамимом Бен Хамадом Аль Тани, в ходе которого Россия снова подтвердила свою позицию — в пользу урегулирования кризисных ситуаций политико-дипломатическими методами.

Также 6 июня состоялся ряд встреч специального представителя президента России по Ближнему Востоку Михаила Богданова с послами арабских государств. Богданов встретился с послами Катара и Египта в Москве, а также с представителем ливийского генерала Хафтара, чье правительство в Тобруке также поддержало решение стран Залива порвать дипломатические отношения с Катаром.

При этом контактов с саудовскими коллегами не произошло. Если в ближайшее время Москва не обсудит кризис с Эр-Риядом, это может быть истолковано как поддержка Катара, а вместе с ним и Ирана, что может негативно отразится на отношениях как с Саудовской Аравией, так и с США.

С другой стороны, важно отметить, что и со стороны США исходят противоречивые сигналы. 6 июня Дональд Трамп в своем твиттере написал, что его визит в Саудовскую Аравию не прошел зря и наконец-то началось противодействие тем, кто спонсирует терроризм (очевидно, имея в виду именно Катар). Одновременно с этим Госдепартамент заявил, что Катар внес большой вклад в противодействии финансированию террористических групп и что отношения США с эмиратом надежны. В тот же день Трамп провел разговор с королем Саудовской Аравии и выразил надежду на то, что стороны восстановят единство, а вечером 7 июня позвонил эмиру Катара и предложил свое посредничество в урегулировании кризиса со странами Персидского залива.

По всей видимости, ни Россия, ни США не хотят раздувать сегодняшний кризис. Кроме того, США необходимо продемонстрировать действенность и надежность ССАГПЗ как института, способного эффективно решать, как внутренние проблемы, так и внешние. Если этого не произойдет, вся идея США о перекладывании большей ответственности за стабильность в регионе на Саудовскую Аравию и ССАГПЗ за счет снижения вовлеченности самих США попросту провалится.

Алексей Хлебников