Перейти к материалам
Участники контртеррористической операции в Дагестане
истории

Мухаджиры большого спорта Перед Олимпиадой в Сочи силовики помогли исламистам уехать из России: доклад МКГ

Источник: www.crisisgroup.org
Участники контртеррористической операции в Дагестане
Участники контртеррористической операции в Дагестане
Фото: пресс-служба Национального антитеррористического комитета / NewsTeam / ТАСС

Российские спецслужбы помогали экстремистам покинуть страну, чтобы обеспечить безопасность во время Олимпийских игр в Сочи, говорится в докладе «Международной кризисной группы» (МКГ). После этого за уехавшими из России радикалами «закрыли дверь», сделав участие в бандформированиях за рубежом уголовно наказуемым. Силовики считают, что такой подход оказался крайне эффективным, но правозащитники считают, что возвращающимся из Сирии боевикам надо дать возможность вернуться к мирной жизни. «Медуза» пересказывает доклад МКГ.

Накануне Олимпиады в Сочи способность России обеспечить безопасность участников Игр вызывала вопросы — слишком уж рядом с местом проведения Олимпиады находятся самые неспокойные российские регионы. Как говорится в докладе, подготовленном «Международной кризисной группой», правоохранительные органы перед Играми решились на нестандартный шаг: они начали помогать радикально настроенным жителям северо-кавказских республик выезжать за рубеж. Один из собеседников МКГ, работающий в правоохранительных органах Дагестана, рассказал, что такой подход оказался прагматичным и «очень эффективным». «Мы открыли границы и помогли им убраться отсюда», — сказал он.

Как утверждают в МКГ, практика помощи радикалам в выезде за границу вызвала «трения» между чеченскими силовиками и ФСБ. Решением был недоволен лично глава Чечни Рамзан Кадыров, который очень быстро понял, что радикализировавшиеся чеченцы в Сирии представляют опасность для него самого и его режима. Тем не менее, власти позволили экстремистам выехать из России.

Из северо-кавказского региона местные жители массово поехали в Турцию. Часть «новых мухаджиров» (то есть иммигрантов) осела в Стамбуле, создав там «самодостаточные общины» при поддержке местных мусульман. Часть российских граждан двинулась дальше на юг, чтобы принять участие в боевых действиях в Сирии. Причем воевать российские граждане стали как за «Исламское государство», так и за фронт «Ан-Нусра» (обе организации признаны террористическими и запрещены в РФ). Репутация чеченцев как «бесстрашных бойцов» позволяет им быстро продвигаться до уровня глав боевых групп, говорится в докладе. Один из наиболее известных таких примеров — чеченский командир ИГ Умар аш-Шишани.

Вместе с этим спецслужбы постарались полностью подавить подполье в кавказских республиках, в первую очередь — в Дагестане. «Они провели сотни операций, до крайности затруднили передвижение, логистику и коммуникации, ликвидировали многих лидеров и рядовых членов. Они отслеживали боевиков по мобильной связи и в интернете, следили за их женами, внедряли агентов в среду пособников, отправляли боевикам в лес отравленные продукты», — говорится в докладе. В результате в исламистских аккаунтах в соцсетях пользователи стали жаловаться, что джихад на Кавказе стал «в тысячу раз тяжелее, чем в Сирии».

Пока спецслужбы давили на боевиков в северо-кавказских республиках, российские власти значительно осложнили возвращение экстремистов на территорию страны. За участие в вооруженных формированиях в иностранных государствах ввели уголовную ответственность — таким образом, дорога назад для выехавших из России боевиков оказалась закрыта.

«Если они сейчас захотят вернуться, мы их ждем и готовы „принять“ у границ. Все счастливы: они там умирают на пути к Аллаху, у нас тут никаких терактов, и мы их бомбим в Латакии и Идлибе. Государственная политика должна быть прагматичной», — цитируют авторы доклада источник в правоохранительных органах Дагестана.

Эта стратегия позволила обеспечить безопасность на самой Олимпиаде, а также резко снизить количество терактов на Северном Кавказе после нее. Еще в начале 2010-х Дагестан был, как выражаются авторы доклада, «полномасштабной горячей точкой, где ежедневно происходили нападения». Однако уже в 2014 году количество жертв боевиков сократилось на 46 процентов, а в 2015 году их число снизилось еще на 51 процент, подсчитали в МКГ.

Вместе с тем, правозащитники призывают создавать «программы выхода» для возвращающихся из Сирии и Ирака боевиков. Экстремистов, которые приняли решение вернуться в Россию, нужно адаптировать к мирной жизни в случае, если они не совершили тяжких преступлений, подчеркивают в МКГ.

[Новый лидер «Имарата Кавказ» Алиасхаб Кебеков] строго ограничил методы ведения джихада, запретив самоподрывы смертников, нападения на гражданское население и их дома, а также участие женщин. Эти ограничения привели к отчуждению более радикальной и криминальной части подполья. Пропагандисты ИГ насмехались над северокавказскими боевиками за то, что те «едят листья в дагестанской глуши», в то время как они ведут «пятизвездный джихад» в Сирии.

www.crisisgroup.org

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Реклама