истории

Семья из Курска нашла золотые монеты в своем доме. Власти забрали клад, потом потеряли его — и несколько лет отказывались выплачивать вознаграждение

Золотые монеты лежали в советской бутылке из-под кефира и едва не оказались на свалке

Ленинский районный суд Курска 8 июля 2019 года обязал министерство финансов России выплатить супругам Снегиревым чуть менее 2,2 миллиона рублей за найденный ими клад. Александр Снегирев, 61-летний строитель из Курска, нашел 260 монет времен Российской империи еще в 2007-м, когда делал ремонт в своем частном доме.

«Я по-новому строился, старый дом разрушил полностью. Нашел в пристройке грязную бутылку из-под кефира, откинул ее в сторону. Она и лежала. А потом, уже когда мусор разгребал, делал полы, выскочили монеты», — рассказывает Снегирев «Медузе». Монеты оказались золотыми дореволюционными, номиналом пять и десять рублей.

Участок, на котором стоит дом Снегирева, принадлежит его жене Галине. По закону, если клад имеет культурную ценность, собственник земли, на которой он обнаружен, и человек, нашедший клад, могут претендовать на 50% от стоимости находки. Однако Минфин и МВД пытались оспорить право Снегиревых на компенсацию. «Их позиция была такова, что якобы Снегирев выдал монеты не добровольно. Их у него изъяли сотрудники полиции», — объясняет «Медузе» адвокат супругов Алексей Наумов. 

Реклама

Снегирев долгое время не подозревал, что монеты имеют большую ценность, рассказал он сам на суде. Выяснить их стоимость Снегирев решил только в марте 2013 года — раньше не было времени из-за стройки и семейных проблем (за короткое время у Александра умерли несколько близких родственников). Когда время нашлось, строитель отправился с несколькими монетами на центральный рынок Курска, к старьевщикам. Там к нему подошли сотрудники полиции и попросили рассказать о происхождении денег. Снегирев признался, что нашел их на своем участке — и что дома у него хранятся еще. Полицейские обязали его принести клад в отделение на следующий день. Так он и сделал. 

Версию Снегирева, по словам адвоката Наумова, подтверждает протокол о добровольной выдаче ценностей, а также вынесенное позднее постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении него (с 2015 года в России введена ответственность за присвоение клада; наказание по этой статье предусматривает до шести лет лишения свободы). Суд эти обстоятельства учел и встал на сторону Снегирева. «Дела по кладам очень редкие. Практики по ним очень мало. Как правило, компенсацию выплачивают без проблем. Наверное, только у нас в Курской области такие принципиальные сотрудники госорганов, которые как будто из своей зарплаты эти компенсацию выдают», — говорит адвокат семьи. 

Снегирев утверждал, что имеет право на весь клад целиком. Одна экспертиза это подтвердила, другая — нет

По словам Александра Снегирева, изначально сотрудники отдела полиции № 1, куда он принес монеты, обещали вернуть ему клад, если в течение десяти дней не обнаружится их криминальное происхождение. Но когда Снегирев пришел за монетами, ему сказали, что их необходимо отправить на дополнительные экспертизы. Через несколько месяцев эксперт из Курского областного краеведческого музея пришел к выводу, что находка Снегирева — золотые монеты царской чеканки 1897-1901, 1905 и 1911 годов — имеют «культурно-историческую ценность и музейное значение не только как памятники русской нумизматики, но и в своей совокупности дают ценные сведения о состоянии монетной системы, составе и закономерности денежного обращения, особенностях монетного производства». А значит, их необходимо передать государству. 

Снегирев с таким решением не согласился. К тому моменту он нашел в интернете нумизматов, которые подтвердили, что найденные монеты чеканились большим тиражом и исторической ценности не представляют. Кроме того, мужчина уверен, что клад принадлежал его бабушке. «Она 1883 года рождения. Хорошо шила, лечила людей, скотину. Все к ней шли, все несли ей. Видимо, она это дело собирала. А после ее смерти в 1972 году все досталось моей матери», — объясняет Снегирев «Медузе». По его словам, они с женой купили участок в Курске в 1982-м. Вскоре мужчина перевез к себе больную мать и поселил ее в пристройке. «Я сам сделал пристройку, там ничего [до этого] не было, земля пустая. А время уже осень, зима наступала. Надо было по-быстрому [построить помещение]. Я сделал газ, воду, досочки быстро положил в коридоре, чтобы ходить. Видимо, там она [мать] и спрятала монеты», — рассказывает он. 

Чтобы оспорить решение экспертизы краеведческого музея, в январе 2016 года Снегиревы обратились в Ленинский районный суд Курска. Вторая экспертиза — ее проводила брянская «Коллегия судебных экспертов» — пришла к выводу, что монеты не представляют культурно-исторической ценности, так как выпускались на Санкт-Петербургском монетном дворе в количестве 20 миллионов и не могут считаться редкими. В то же время они выполнены из золота 900-й пробы и оцениваются в 3,53 миллиона современных рублей. 

Реклама

Суд посчитал вторую экспертизу более достоверной: специалист, который ее проводил, аттестован Росохранкультурой, и в его заключении были ссылки на специализированные источники. Тогда как эксперт краеведческого музея получила образование по специальности «фармация» и руководствовалась документами, которые не определяют понятие «предметы, представляющие культурно-историческую ценность». 

Клад Снегиревым так и не вернули. В апреле 2016 года Росимущество и полиция, с которыми спорили супруги, обжаловали решение в Курском областном суде. Судья посчитал, что решение нижестоящего суда «не было основано на представленных доказательствах», а отсутствие исторической и художественной ценности монет, подтвержденные «Коллегией судебных экспертов», не отменяет их культурной значимости, выявленной краеведческим музеем. Снегирев надеялся обжаловать это решение в Верховном суде, но, по его словам, не успел подать апелляцию вовремя. 

Монеты, которые нашел Снегирев, исчезли из отделения полиции

«Потом у нас еще несколько лет шла переписка о том, куда эти монеты нужно отправить, чтобы получить вознаграждение [как за клад]. Дошло до того, что их вообще украли сотрудники полиции из комнаты хранения вещдоков», — говорит «Медузе» адвокат Снегиревых Алексей Наумов. О пропаже клада стало известно в феврале 2018 года. По решению суда коробку с монетами, которая до этого несколько лет хранилась в курском отделе полиции № 1, передали в Гохран России. Там обнаружили, что вместо монет в коробке лежат гаечные ключи и канцелярский степлер. 

Предметы, обнаруженные в коробке, где хранились золотые монеты. Фотографии из дела о пропаже клада

СК РФ

В сентябре 2018 года Следственный комитет России возбудил дело по статье 164 Уголовного кодекса (хищение предметов, имеющих историческую, научную, художественную или культурную ценность, независимо от способа хищения). В апреле 2019-го дело приостановили, поскольку не удалось установить лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого. По словам адвоката Наумова, расследование продолжается. Найдут ли виновных, он сказать затрудняется. 

У Александра Снегирева на этот счет сомнений нет. «Кто ж их найдет? Не для того брали, чтобы находили», — говорит он и смеется. Куда больше его тревожит судьба компенсации: «Кто его знает, что еще будет! Может, они [Минфин и МВД] еще апелляцию подадут. Уже седьмой год пошел, я уже поседел от этих судов». Ждать Снегиреву осталось месяц: в течение этого срока станет ясно, будут ведомства подавать апелляцию или нет. А если деньги нашедшему клад все-таки выплатят, Александр и Галина Снегиревы хотят потратить их на то, чтобы помочь детям и внукам. 

Кристина Сафонова